© Eva Kořínková

Западная Чехия

Гениальный монастырь Сантини на болотах

Гениальный монастырь Сантини на болотах

Aedificium hoc sine aquist ruet, или: Без воды здание обрушится. Это столетнее послание, вывешенное в здании конвента Пласcкого монастыря, напоминает о том, что архитектор эпохи барокко Ян Блажей Сантини был мастером не только оригинальных форм, но и исключительных технических решений.

Когда-то это была безлюдная, лесистая и сильно увлажненная местность, которая, несмотря на это, полюбилась ордену цистерцианцев в первой половине XII века. Они искали уединения, а долины реки Стршела (Střela) их устраивали, потому что в болотистой местности они могли не бояться, что кто-то им будет мешать. Но успешно действующий монастырь был полностью разрушен в ходе гуситских войн, весной 1421 года Ян Жижка сжег его дотла, и в течение последующих двухсот лет здесь царило запустение.

Оживление наступило в конце XVII века, когда началось большое строительство под руководством Жана-Батиста Матея, который отделал двухэтажную готическую Королевскую часовню (Královská kaple) и построил здание прелатуры. Но имя человека, благодаря которому Пласы (Plasy) вошли в учебники по архитектуре, звучит: Ян Блажей Сантини. Его в 1711 году пригласил в монастырь аббат Эвжен Тыттл, человек образованный, амбициозный и энергичный, благородные планы этих двух людей гармонично совпадали.

В 1098 году откололась часть реформистского движения ордена бенедиктинцев, которая дистанцировалась от роскоши и богатства и сосредоточилась на простоте и самоотречении, следуя девизу св. Бенедикта «Ora et labora!» (Молись и трудись), от которого бенедиктинцы постепенно отказались. Цистерцианские монастыри строились главным образом в отдаленных краях и неприглядных местах, чтобы монахам было проще соблюдать строгую орденскую дисциплину, благодаря им были заселены многие безлюдные области Западной и Центральной Европы.

В 1098 году откололась часть реформистского движения ордена бенедиктинцев, которая дистанцировалась от роскоши и богатства и сосредоточилась на простоте и самоотречении, следуя девизу св. Бенедикта «Ora et labora!» (Молись и трудись), от которого бенедиктинцы постепенно отказались. Цистерцианские монастыри строились главным образом в отдаленных краях и неприглядных местах, чтобы монахам было проще соблюдать строгую орденскую дисциплину, благодаря им были заселены многие безлюдные области Западной и Центральной Европы.

Но как построить монастырь на болоте? При сооружении нового конвента в Пласах Сантини использовал гениальную технику – он построил здание на деревянной решетке, уложенной на гравийном основании. Решетка в нескольких местах была установлена на дубовых сваях, забитых в болото под гравием, их насчитывается около 5 000. Долговечность решетки достигается за счет того, что она постоянно находится в воде, которая поступает по системе каналов, питающихся из местных источников, а в чрезвычайных ситуациях также из реки Стршела.

Но как построить монастырь на болоте? При сооружении нового конвента в Пласах Сантини использовал гениальную технику – он построил здание на деревянной решетке, уложенной на гравийном основании. Решетка в нескольких местах была установлена на дубовых сваях, забитых в болото под гравием, их насчитывается около 5 000. Долговечность решетки достигается за счет того, что она постоянно находится в воде, которая поступает по системе каналов, питающихся из местных источников, а в чрезвычайных ситуациях также из реки Стршела.

Согласно проекту Сантини было возведено обширное барочное здание конвента, скорее замка, с закрытым двором и угловыми бастионами. Работу, правда, усложняла увлажненная местность, но Сантини придумал интересное техническое решение. В основании постройка держится на пяти тысячах дубовых свай, забитых в болотистый грунт. К ним через фильтры поступает вода, в которой дерево без воздействия на него воздуха практически каменеет. С тех пор система обводнительных каналов и штолен обеспечивает постоянное нахождение свай под водой. Контроль упрощают два бассейна на первом этаже: если уровень воды в них упадет, открытые сваи начнут разрушаться, и здание обрушится – как предупреждал Сантини.

Мастер уникального стиля барокко оставил после себя в монастыре также великолепные интерьеры, в которых он, как обычно, поработал с пространством и светом, вносящим внутрь здания насыщенную духовную атмосферу.

Мастер уникального стиля барокко оставил после себя в монастыре также великолепные интерьеры, в которых он, как обычно, поработал с пространством и светом, вносящим внутрь здания насыщенную духовную атмосферу.

В Пласах Сантини спроектировал красивые воздушные клуатры, залы, часовни и, конечно же, четыре известные, интересные с точки зрения формы и технического решения самонесущие лестницы. В 1723 году, когда умер аббат Тыттл, который пригласил его в Пласы, он написал в одном из своих писем, что очень жалеет об уходе «чрезвычайно виртуозного человека».

В Пласах Сантини спроектировал красивые воздушные клуатры, залы, часовни и, конечно же, четыре известные, интересные с точки зрения формы и технического решения самонесущие лестницы. В 1723 году, когда умер аббат Тыттл, который пригласил его в Пласы, он написал в одном из своих писем, что очень жалеет об уходе «чрезвычайно виртуозного человека».

Пласы и его окрестности относятся к местам, которые тесно связаны с гением Сантини. Некоторое время назад здесь были открыты обозначенные велотрассы Барокко I, II и III, вот как раз первая из них и приведет вас к еще одному грандиозному творению архитектора: к Марианской Тынице (Mariánská Týnice) с паломническим костелом Благовещения Девы Марии (kostel Zvěstování Panny Marie). А если вы будете возвращаться через Младотице (Mladotice), то остановитесь и там. Часовня Имени Девы Марии (kaple Jména Panny Marie) была первой работой Сантини, которую он успешно построил для Эвжена Тыттла. Благодаря этому он получил возможность продемонстрировать свои гениальные способности в Пласах.

За время наполеоновских войн  государственная казна опустела, поэтому в 1826 году монастырь вместе с прилегающими участками был продан самому влиятельному в то время политику Австро-Венгрии – канцлеру Меттерниху. Он переделал бывший монастырь в замок, часть была перестроена в металлургический завод и в жилые помещения для рабочих. В конце Второй мировой войны монастырь служил русским военным, а в 1945 году все имение было национализировано. Сегодня Пласы находятся в ведении Национального института охраны памятников (Národní památkový ústav), а большая часть монастырского комплекса относится к Национальному техническому музею (Národní technické muzeum). В восстановленном больничном крыле можно осмотреть очень интересную экспозицию, посвященную истории медицины в Пласах.

За время наполеоновских войн государственная казна опустела, поэтому в 1826 году монастырь вместе с прилегающими участками был продан самому влиятельному в то время политику Австро-Венгрии – канцлеру Меттерниху. Он переделал бывший монастырь в замок, часть была перестроена в металлургический завод и в жилые помещения для рабочих. В конце Второй мировой войны монастырь служил русским военным, а в 1945 году все имение было национализировано. Сегодня Пласы находятся в ведении Национального института охраны памятников (Národní památkový ústav), а большая часть монастырского комплекса относится к Национальному техническому музею (Národní technické muzeum). В восстановленном больничном крыле можно осмотреть очень интересную экспозицию, посвященную истории медицины в Пласах.

Zobrazit detail

Закрыть

Interakce s mapou Zavřít mapu

Этот сайт использует браузер Cookies. С использованием браузера, даете свое согласие. Понимаю